У Вас есть удачное изобретение?

Публикуйте концепцию и возможно инвестор заметит Вас!

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

ИГРЫ РАЗУМА

06-07-2016

Физик может не быть философом. Как и философ может не быть физиком. Но ни кто не станет отрицать и обратной возможности. Единственно с чем трудно согласиться, это когда речь идет о мере компетенции в далеко не смежных областях познания. Впрочем, и то и другое в профессиональной среде встречается не часто. Не часто и философ и физик рискуют высказывать свою точку зрения на предмет другой не являющейся сферой их непосредственной деятельности науки. Но когда такое случается, то любое проявление такого интереса и нарушения конвенции, требует тщательного анализа, поскольку чаще всего вызвано действительно вескими причинами, или действительно насущной необходимостью. Единственно, что может быть не приемлемо изначально, то это явное неуважение к той области знания о коей предпринимается попытка высказывания того или иного собственного суждения. Тем более странным выглядит такая установка, какая предложена редакцией журнала УФН, которую она заявила в качестве эталона для рассмотрения статьи М.Б. Менского “Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов”: “Мы надеемся, что она (статья) (И.К.) послужит поводом для других авторов высказывать свои взгляды в виде статей и писем в редакцию без ограничений, обусловленных какими-то требованиями философского характера”. Получается, что если для квантовой механики вольности допускать непозволительно, то философской логикой можно при желании пренебречь.

Именно иллюстрацией применения данного подхода и может служить сама статья М.Б. Менского. С одной стороны в ней наличествуют проверенные и освещенные авторитетом физической науки принципиальные взгляды на природу квантовой механики, а с другой продемонстрирован полный произвол по отношению, как к логике философского уровня обобщения, так и к здравому смыслу вообще.

Следует, однако, признать, что цель данной публикации действительно заслуживает внимания. Дело в том, что именно из-за плохого взаимодействия науки и философии, в методологии научного познания сформировался дефицит здорового философского осмысления научных проблем. Вызвано это с одной стороны падением авторитета материалистической идеологии, а с другой стороны и слабостью самой философии, как специфического способа познания Мира. И когда серьезный ученый на свой страх и риск, понимая всю спекулятивность своих рассуждений, все же отваживается их обнародовать, то это только лишний раз подчеркивает действительную актуальность такого взаимодействия и такой потребности.

Для начала следует рассмотреть те основные трудности, которые подвигают физика взять на себя неблагодарную миссию быть философом (неблагодарную даже для самого философа). Судя по первой части данной статьи особых затруднений в качестве науки, и в качестве процедуры получения и классификации знаний об квантовых объектах физика не испытывает, что и продемонстрировано на примерах тех потенциальных возможностей практического применения свойств квантового мира, квантовых процессов. Это и перспективы создания квантового компьютера, и квантовая оптика, и квантовая криптография. Более того, сам автор признает, что “существует формулировка квантовой механики, в которой не возникает никаких парадоксов и в рамках которой можно ответить на все вопросы, которые обычно задают физики”. Но все же далее сказано, что “для некоторых физиков оказывается необходимым иногда попытаться выйти за рамки собственно физической методологии и поставить более широкий круг вопросов”. Причиной возникновения такой необходимости, по мнению автора, являются так называемые квантовые парадоксы. Но то, что это не совсем так – и следует доказать.

Для прояснения ситуации следует остановиться на вопросе возникновения таких парадоксов, на их действительной природе. Попробуем проанализировать на основе текста, являются ли эти парадоксы прерогативой именно физики, или они возникают только в результате переноса квантовых принципов на все другие процессы, которые связаны с процессами и законами “классической реальности”.

По ходу рассмотрения вопросов связанных с методикой “запутанных состояний” возникает понимание, что проблема корреляции двух квантовых объектов требует вне зависимости от продуктивности ее использования для построения собственно квантовой теории, еще и некоторого философского обоснования, которое требуется квантовой механике, что бы, если уж говорить открытым текстом, стать наукой наук, то есть распространить действие квантовых уравнений на все области познания и видимо в дальнейшем и заменить их. (Насколько порочна сама постановка задачи, будет сказано позднее).

В тоже время есть взвешенное понимания достаточности именно самой квантовой теории для решения чисто прикладных задач. Для этой цели приведены приложения квантовых закономерностей для решения практических проблем. При этом делается утверждение о том, что “практика работы с квантовой механикой лишила многие ее специфические черты … ореола парадоксальности, присущего им ранее”. Все это можно считать убедительным доказательством завершения стадии формирования данной науки.

С другой стороны автор вынужден констатировать наличие и других вопросов, которые не потеряли данного ореола загадочности.

Эти проблемы, по-видимому, возникают при попытках переноса законов квантового мира на объекты макромира, то есть при применении их к объяснению поведения и взаимодействия макрообъектов. В качестве примера приводится парадокс с “Шредингеровским котом”, когда кот не может находиться после открытия коробки в двух состояниях, тогда как до ее открытия он мог считаться и живым, и мертвым одновременно. То есть суперпозиция усиленная смешанными состояниями не приводила к сохранению именно самой суперпозиции. Иными словами кот при открытии ящика был или мертв, или жив. Поэтому, по словам М.Б. Менского, “следствием декогерентности является то, что предсказания квантовой теории для макроскопических состояний невозможно отличить от предсказаний макрореалистической теории, если только не контролируются буквально все степени свободы”, а так же: “разрешение парадокса шредингеровского кота (состоящего в том, что суперпозиции микроскопически различимых состояний, предсказываемые квантовой механикой, никогда не наблюдаются)…”, может заключаться в запутывании состояния системы с состоянием окружения. Именно этот парадокс, парадокс невозможности переноса квантовых закономерностей на рассмотрение макроскопических процессов и переводит разговор в русло необходимости поиска того фактора, который определяет, выбирает ту возможность, которая становится реальной. Именно выявление такого фактора, и определяется Менским как возможность расширения квантовой теории за счет включения оного.

Каков же этот недостающий фактор, элемент квантовой теории по Менскому. Вот его определение: “теория, которая могла бы описывать не только множество альтернативных результатов измерения и вероятностное распределение по ним, но и механизм выбора одного из них, обязательно должна включать сознание”. То есть именно сознание и его работа и есть тот механизм, который делает возможным выбор между двумя состояниями квантового объекта и, следовательно, выбор того мира, который является для нас реальным. Далее приводятся “доказательства” “научности” результатов такого выбора, то есть описывается возможность такой интерпретации определения и функции сознания в его взаимодействии с квантовым Миром и согласия получаемых результатов с личным опытом каждого. Но не смотря на использование данного допущения в целях решения частного парадокса отдельной науки, само решение претендует на философский статус, причем для его доказательства применяется не самая лучшая философия, то есть имеет место то, о чем шла речь в начале письма, наличествует плохая философия в угоду мнимой свободе изложения мировоззренческой позиции. Именно по этой причине и хочется рассмотреть саму философскую базу такого утверждения подробно.

Именно в данном контексте автор и выступает в незавидной роли фантазера, когда недостаток философской осведомленности компенсируется распространенным заблуждением относительно возможностей отдельной частной науки давать определения всеобщих свойств. Именно тогда все рассуждения по поводу всеобщей значимости тех или иных свойств Мира превращаются в своеобразные игры разума, которые не имеют ничего общего ни с наукой, ради прогресса которой они и затевались, ни с философией, законами которой они нарочито пренебрегают.

Сущность данной ситуации можно изложить следующим образом. В науке и в философии существует стойкое убеждение, что существует некая сущность, некая субстанция, которая в основе своей и определяет поведение всех объектов. Каждая наука в разное время и в меру своих сил пыталась присвоить себе право выводить из своего содержания действительно последнее определение этой сущности. В религии ее обозначение эквивалентно понятию Бога, Абсолюта. Наука же перепробовала на роль этой сущности, можно сказать без преувеличения, почти все возможные понятия и свойства, присущие тем или иным объектам. На эту роль до сих пор претендуют даже сами категории философии (!), что само по себе является абсурдом, поскольку если свойство быть субстанцией есть действительно всеобщее свойство, то оно ни коим образом не может быть выражено другим всеобщим же свойством и тем более свойством частным, свойством присущим объектам определенного класса, например свойством человеческой формы бытия, таким как сознание (но последнее верно если только признавать деление познания на науки, а не считать его искажением одной единственной науки всех наук).

Сами игры разума могут быть полезны, если правильно сформулирована задача, но и даже в отсутствии такого варианта все равно можно ожидать от них чего-либо позитивного, но правда лишь в том случае, если играющий придерживается логики здравого смысла или непосредственно философской логики. Но в данном случае именно согласия с логикой и не наблюдается. Иначе чем можно объяснить наличие таких пассажей, которые свидетельствуют о полном не принятии философской проблематики при формальной поддержке самой философии. Тогда как именно такое отношение (поддержку), судя по содержанию статьи, следует признать как раз не достоинством, а пережитком, атавизмом до квантового сознания. “То, что в теории открытых систем селекция описывается феноменологически, можно воспринимать как слабый пункт, требующий поиска более полной или более фундаментальной теории”. То есть, “система должна “захватывать органы чувств наблюдателя, и те структуры в его мозгу, которые ответственны за отображение информации о результате измерения)… ”. Иными словами если хотя бы одна структура останется за рамками данной системы, то построение полной теории становится невозможным, точнее становится невозможным построение квантовой теории всего, так как будет иметь место декогеренция, то есть возможность наличия такого свойства (свойств), которое не будет подчинено этой теории.

Все это указывает на действительную природу поиска такой универсальной, фундаментальной теории. Сутью ее создания является желание ответить на вопрос, как возможен Мир, что является его действительной сущностью, действительным абсолютной причиной его бытия. Именно в качестве таковой предлагается рассматривать законы квантового мира, чему, однако, мешает одна неувязочка – не выполнение законов квантовой механики для макрообъектов.

Какой же выход предлагает автор, ратующий за уважительное отношение к философии? М.Б. Менский предлагает возложить “вину” на сознание, то есть, по сути, сделать субстанцией сознание, сознание, создающее, однако, мир именно по законам квантовой механики. То есть физикализм в квадрате. Своего рода реставрированное чучело идеализма.

Для доказательства этого тезиса как нельзя к стати подошла и еще одна мертворожденная игрушка разума – гипотеза множественности миров Эверетта, суть которой сводится к стремлению перенести ответственность в проблеме объяснения возможности существования мира с материальных физических процессов на самого “виновника” – познающего мир субъекта и его сознание (пусть автор и поправляется, что это может быть какая-то структура мозга, а не весь мозг. Хотя, какая тут разница?). То есть, если нет ключа к решению загадки в Материи (или Природе) и ее объектах, то почему не воспользоваться такой удобной почвой для безответственных спекуляций как сущность сознания (благо по признанию автора действительно адекватного определения сознания еще не дано, но что совсем не значит, что тема эта не имеет предыстории). И не важно, что при смене мест слагаемых проблема не находит решения, важно не отступить с выбранного пути, пути поиска последнего и единственного физического основания бытия Мира. Пусть это будет не Бог, ведь наука не слишком лояльна к данному персонажу, пусть это будет сознание, лишь бы никто не усомнился в праве физики и квантовой механики быть наукой наук, быть подлинной наукой о всеобщем. Тут пригодится и понятие Сверхчеловека (правда здесь это скорее комичный персонаж, что будет видно из дальнейшего изложения взглядов автора) - особо одаренного субъекта познания, который один из всех может повернуть судьбу Вселенной в нужную сторону, перевесив мыслительную избирательную активность всех иных сознаний: “Если какой то наблюдатель усилием воли увеличивает вероятность своего попадания в некоторый из эвереттовских миров, то вместе с ним в этом мире он обнаруживает и всех других людей, которые имеют доступ к информации о результате измерения (или его последствий)”.

Иными словами даже произвол личности можно, по мнению В.Б. Менского, оправдать тем, что именно чье-то сознание предназначено судьбой творить этот мир, и следовательно ему все позволено. Однако на свежую голову очень смешон аргумент о сравнении показаний стрелки прибора лаборантом и продвинутым метром. Вот уж верх самолюбования. Правда в этой истории есть и практический смысл. Например, для лаборанта. Ему, по-видимому, сознательно следует занижать показания стрелки, что бы, ни дай бог, его руководитель не усомнился в своих “чудотворческих” способностях. И уж тогда действительно его воля будет положительно сказываться на профессиональной карьере данного лаборанта. По всей видимости, автор тоже должен быть причислен к лику таких “чудотворцев”, поскольку, раз: следуя его логике он специалист в своей области, два: опубликовал свои откровения, три, он де-факто уже не раз изменял нашу реальность. Но думаю, что Менский и сам понимает абсурдность такого заявления. Но если очень хочется, то, как известно, можно все.

Неуважение к философии чревато, и все же осознавая это, автор наступает на те же грабли, что и многие его предшественники. Хотя надо отдать честь его искренности и смелости в изложении своих взглядов. Но данные достоинства не могут оправдать явную философскую некомпетентность, граничащую с антинаучностью.

Поэтому стоит назвать данные ошибки.

Главная ошибка (методологическая) заключается именно в преувеличении роли отдельной науки в решении философской проблемы объяснения возможности существования Мира как всей совокупности объектов. Не понимание того факта, что сменой аналога субстанции решение вопроса только отодвигается, а не приближается, делает порочным круг подстановки новых кандидатов на роль субстанции.

Грех не знать или закрывать глаза на то, что сознание, как и материя, или вообще какая либо сущность, не могут быть признаны в качестве причины наличия такого свойства мира, как его способности быть тем, чем он является. Какую бы сущность мы не ставили на место первосущности, все равно будет возникать вопрос, а что создало саму эту первосущность.

Грех не знать, что признание наличия субстанции, или бога, или сознания творящего квантовый мир, требует поиска подлинной сущности этой субстанции. Если же эта сущность заключена в другой сущности, то вопрос автоматически переадресуется к следующей и так далее до бесконечности, что доказывает невозможность соотнесения этой необходимости с конкретными и не конкретными (выдуманными) сущностями кроме самой действительности.

Грех не понимать, что если мы познаем мир, и знания наши соответствуют нашим ожиданиям при их использовании, то есть являются истинными, то невозможно утверждать, что мы познаем не саму субстанцию, не сам объект, а его видимость, и что якобы действительные законы принадлежат то ли сознанию, то ли материи, то ли богу, то ли энтелехии, то ли самоорганизации, то есть чему угодно, кроме самого Миру в целом.

И потому надо искать принцип (свойство), а не подставлять на его место частные и иные сущности. Иными словами решение проблемы определения сущности свойства Мира быть Миром, заключено в нем самом, в нем как в целом, а не в отдельной его части, пускай и принадлежащей самому фундаментальному взаимодействию. По другому говоря, в той информации, которая копируется нашим сознанием может и должна содержать и этот ответ, и это свойство, которое одно и может быть ответом на главный философский вопрос, который задан выше.

В статье же продемонстрирована другая логика, в мутной воде половить рыбку для оправдания необоснованных претензий физикализма быть теорией всего: “Таким образом мы имеем дело с двумя нерешенными проблемами: 1) как происходит выбор одной альтернативы при квантовом измерении и 2) как функционирует сознание. В истории науки известно, что иногда две трудные проблемы решаются одновременно, как бы помогают решать одна другую. Возможно, в данном случае мы имеем дело именно с такой парой…”. Иными словами предлагается отказаться от научного метода, и подменить его беспредметной спекуляцией, что ни как не может быть отождествлено с принципами научности.

Только, увы, подобные игры не отличаются оригинальностью по выбору сюжета.

Все поднятые автором проблемы при самом ближайшем их рассмотрении составляют существо философского познания. Прежде чем пытаться давать свои интерпретации философских всеобщих закономерностей, необходимо было привлечь опыт философских дискуссий, прямо касающийся постановки данной задачи. Тогда возможно не было бы необходимости в указании на соответствующие просчеты в построении философской концепции для квантовой теории. Правда, я затруднюсь назвать такого философа высокого ранга, который бы посмел перечить официальному представителю физической науки. Столь велик авторитет последней, столь велики ее заслуги, и столь слаба теоретическая база самой философии, что бы доводы ее представителей хотя бы выслушивались. И чем далее тем более эта тенденция усиливается. По-видимому под близостью к философии подразумевается на данным момент близость к феноменологическим теориям познания некоторых современных философов, чья увлеченность чистой феноменологией полностью лишает философию связи с реальностью, и делает ее по содержанию очень близкой откровенно идеалистической концепции множественности миров Эверетта.

Но мы можем все-таки попытаться проанализировать, а было ли нужно так извращать восприятие Мира, необходимо ли было придумывать такие малоправдоподобные сценарии. Может быть количество противоречий в нем явно свидетельствует о возможности других интерпретаций тех парадоксов, которые повергли в недоумение многих узких специалистов столь сильно, что они с картонными оружием бросились в наступление на философию, внося в ряды своих более консервативных коллег легкое замешательство.

Рассмотрим проблему такой, какова она есть. Действительно странности квантового мира существуют. Но существуют они не для физика как специалиста, а для физика, который пытается дать им философскую интерпретацию. Что же не устраивает Менского в теории открытой системы, которая по его словам: “с точки зрения физики полна…, не содержит парадоксов (приводит к смешанным состояниям, а не к суперпозициям, может описывать выбор альтернативного результата измерения (селекцию) лишь феноменологически…”. А как следует из статьи именно эта ограниченность, то есть достаточность в своей предметной области его и смущает. “Такое описание селекции решает, разумеется, все практические задачи. Однако с концептуальной точки зрения именно то, что в теории отрытых систем селекция описывается феноменологически, можно воспринимать как слабый пункт, требующий более полной и более фундаментальной (И.К.) теории”. Что и требовалось доказать. Стремление, подсознательно живущее в каждом исследователе тайн мироздания, проявляет себя в подспудном желании дать ответ, а из чего все появилось? И если прямого ответа не находится, то на это место, на место универсального ответа, предлагается теория всего, то есть более фундаментальная теория, фундаментальней которой ничего нет. Досадная же нестыковка ее с реальностью, вне области ее применения, вызывает стойкое желание переделать реальность, или на худой конец ее восприятие, осознание.

Но с концептуальной точки зрения следует осознать такой факт всем желающим построить такую теорию на любых научных основаниях: теории всего быть не может в принципе. Дело тут заключается в том, что элементарная логика может убедить любого, что такая теория, есть – непосредственное знание. То есть – знание о самой Сущности, Последняя истина, Абсолютная истина. Но именно возведение чего-либо в такой ранг, автоматически лишает необходимости какое бы то ни было познание Мира. Ведь в таком случае, знание о мире, о его сущности дается непосредственно, и не важно, что представляет собой эта сущность, первосущность или Бог, или Сознание, - важно, что познание этой сущности есть познание ее самой, непосредственно. В этом случае все наши усилия есть лишь божественная Игра Сверх-Разума, который сам себя познает. Но поскольку познает непосредственно, то и познания как такового не существует, а поскольку Он сам есть все, то все его модусы (все объекты, субъект познания, знания и квантовая механика, наконец) есть лишь игра Его воли, которая не имеет определения и выражения, что автоматически означает, что и самого такого Сверхразума, как Абсолютной причины всего быть не может, поскольку нельзя быть, наличествовать, не опираясь на что-то, то есть опираясь только на самое себя, каковое не будучи чем-то, превращается в Ничто. (“Нельзя дырку для воды сделать из воды”). То есть, рассуждая логически, исходя из предположения о познании Мира непосредственно, то есть познания его непосредственной изначальной сущности (как Субстанции), что сама уподобляется бытию, сливается с ним, вообще никакого Мира ни классического, ни квантового быть не должно. Но думаю специально доказывать, абсурдность такого утверждения нет никакой необходимости.

Дабы не стать жертвой и заложником подобных игр, следует попытаться найти рациональные и правдоподобные объяснения тем явлениям, которые обращают в добровольных пленников собственной фантазии особо не равнодушных к постановке глобальных задач специалистов. Каковы же факты с точки зрения философа.

Квантовая механика базируется на вероятностном предсказательном методе описания свойств элементарных физических объектов. Что это означает практически? Практически приходится пользоваться уравнениями, в которых предсказывается степень вероятности нахождения той или иной частицы в конкретной точке пространства. По-видимому, Менский не сомневается в том, что это самые фундаментальные взаимодействия, которые образуют самый первичный уровень объектов этого Мира, из которого формируются все другие объекты и их взаимодействия. Но значит ли это автоматически, что если без их наличия не могут возникнуть любые формы существования объектов, то именно они и составляют суть всех процессов, которые мы наблюдаем и познаем? Следует ли из этого, что все другие знания являются лишь результатом декогерентности, то есть являются производными, но не полными знаниями? Думается, что для подобных заключений нет оснований.

Во-первых, уже по тем причинам, которые делают невозможным само непосредственное знание и наличие единой Субстанции. Во-вторых, что данному факту можно дать и иное объяснение, исходя из понимания невозможности непосредственно познания трансцендентального Объекта. Есть возможность дать философское понимание такого Объекта. А так же можно объяснить невозможность применения квантовых законов для макрообъектов, исходя из понимания сути механизма познания и механизма классификации наук. Одновременно можно прояснить и роль инструмента в получении достоверного знания, и рассмотреть эффект усиления свойств квантовых эффектов в процессе их наблюдения или измерения, и заодно объяснить несоблюдение принципа суперпозиции для адекватного отражения свойств макрообъектов. Опять же оговоримся, с позиции философа.

Начнем с утверждения возможности получения из опыта рационального определения свойства, которое адекватно объясняет возможность существования мира, то есть его способности наличествовать, быть Миром (то есть являться в нашем сознании в форме потока образов, чья интерпретация способна приводить к созданию виртуальных объектов, используемых в последствии в качестве орудий для ориентации в этом же потоке, то есть знаний).

Предложим такой вариант взаимодействия сознания (биологического орудия человеческого организма по управлению своими сигнальными функциями) с трансцендентальным Объектом. Человек, принадлежа этому Объекту, существует в нем таким образом, что сам способен воспринимать в качестве потока образов изменения в своей сигнальной системе. Последовательно с его восприятием идет процесс накопления реактивной информации, в форме структур памяти, и одновременно же идет процесс наложения реакций, с последующим формированием определенных объектов сознания, которые аккумулируют в себе повторяющиеся особенности этих реакций. Именно описание этих объектов сознания и есть, по сути, процедура познания Мира. В результате этого формируются отдельные структуры-объекты, которые позволяют сохранять полученные интерпретации в виде особых инструментов, то есть в форме знаний. Эти знания по мере необходимости включаются в процесс ориентации и формируют матрицу ориентации в потоке образов. Именно эту матрицу мы всегда и имеем перед своим внутренним взором, когда говорим, что видим Мир. Иногда эту матрицу и воспринимают как доказательство априорности понятия пространства. Из этого следует, что познанием будет являться описание объектов сознания, тех объектов, которые аккумулируют повторяющиеся признаки в своей структуре. Именно их разглядыванием мы и занимаемся когда познаем объект. Из этого следует логичный вывод, что нет никакой разницы в том, какие объекты сознания мы описываем: то есть, нет первичных или более фундаментальных объектов, а потому нет никаких фундаментальных свойств. Все объекты сознания равны между собой по своей функции. Отражают же они, следовательно, специфические особенности Мира, ни коим образом не дублируя друг друга, и выражая тем самым именно специфические, не сводимые друг к другу, не выводимые друг из друга, самые разные свойства. Именно благодаря этому появляется возможность классифицировать объекты по наличию у них тех или иных свойств. Поэтому процесс наукообразования является процедурой объединения объектов по их принадлежности к тому или иному свойству самой большей общности. Так образуются научные дисциплины, и именно в данной классификации есть место и для философии, как процедуры описания свойств объектов сознания, обладающих наибольшей общностью. Именно этим и обосновывается уверенность и возможность в нахождении в самой феноменальной структуре видимых явлений такого свойства или свойств, которые характеризуют возможность Мира быть Миром, наличествовать.

Первое что бросается в глаза при рассмотрении всех объектов – это наличие у них невидимого, но ни на секунду ими не утрачиваемого основания. Иначе говоря, все сущее имеет основание, на чем-то основано, на что-то опирается. Это ощущение в первую очередь заставляет нас увериться, что механизм обеспечивающий и поддерживающий существование всех объектов действительно существует, то есть действительно присущ Миру. Для верующих людей это знание подкрепляет их веру в Бога, ученых заставляет ставить на его место материю, сознание, самоорганизацию, жизнь, квантовые законы, а нас направляет на поиски адекватного определения данного свойства, то есть к описанию того, несомненно, существующего объекта сознания, в котором и запечатлены данные признаки. Нашей задачей является его описание. И оно действительно возможно, и в свете выше сказанного, оно может считаться научным, поскольку является тривиальной операцией познания всеобщих свойств объектов, что и является определением такой научной дисциплины как философия.

Единственно возможными категориями способными обозначать данное свойство могут быть признаны понятия Носители и Уровень. Их взаимодействие образует категорию “Носители-уровень”, содержанием которой является определение данного свойства, свойства, отвечающего за саму возможность Мира быть. Само определение может быть таким: все существующее имеет основание. Из данного определения следует, что познаваемый нами Мир объективно ограничен по своим свойствам. Все, что мы видим, есть результат взаимодействия элементарных начальных объектов. Это взаимодействие опирается на некоторое основание, и потому все свойства мира ограничены, и поэтому существует возможность их познания. В свете этого предлагается такая простая схема, легко и наглядно демонстрирующая, укладывающийся в элементарную человеческую логику, принцип устройства Мира, который не требует наличия Творца, и которого вполне достаточно для действительно рационального по форме и по сути решения данной так называемой “вечной” проблемы, проблемы поиска ответа на вопрос: почему мир может существовать.

Теперь мы можем на него ответить, потому что существует такое объективное свойство. Сама схема буквально в нескольких словах такова.

Мир состоит из бесконечного числа бесконечных в пространстве и вечных во времени Уровней организации объектов, включающих все формы эволюции объектов (это особенно важно подчеркнуть, что бы показать отличие данного похода, от многочисленных эволюционных модификаций, ничего общего, кроме внешнего с ним совпадения, не имеющих), его образующих, где каждый слой-уровень, основывается на предыдущем, и сам является основанием следующего слоя взаимоотношений объектов следующего уровня. Сущность взаимодействий носителей уровня составляет познание и практическое освоение предыдущего уровня, результатом чего будет образование нового носителя следующего уровня, чье появление не зависит от воли или желания носителей или их систем, а вытекает из ограниченности свойств предыдущего уровня. Именно это рано или поздно приводит к необходимости объектов уровня взаимодействовать между образованиями себе подобных объектов, чье бытие становится все менее зависимым от знания свойств пред-слоя и ограничивается лишь способностью ориентирования среди других подобных себе образований, свободное ориентирование среди которых и служит тем рубежом, за которым данное образование переходит на следующий уровень. Это очень сжатое описание нового философского подхода, в рамках которого успешно решаются прежде казавшиеся не разрешимыми мировоззренческие задачи.

Возвращаясь к теме разговора, можно показать, что с позиции многоуровневости Мира нет ничего удивительного в том, что мы не может точно указать, где находится частица. Дело в том, что у нас нет такого инструмента, с помощью которого мы бы могли заглянуть в предыдущий уровень, и потому все наши представления о сути квантовых процессов могут быть описаны только на языке теории вероятностей. Это еще раз доказывает, что набор свойств основания жестко задан, что проявляется и в эффекте телепортации, когда сведения о взаимодействии кубита с иной квантовой системой может свидетельствовать о наличии такой общей основы, которая жестко определяет дальнейшее поведение двух удаленных квантовых систем, которые предварительно были включены в одну ЭПР-пару, то есть, свойства которых были спроектированы на одно жесткое основание, в результате чего даже пространственное их разнесение не может повлечь потерю ими координации относительно этой среды (вакуумоподобной). И то, что это может быть именно так подтверждает необходимость передачи сигнала традиционным путем, поскольку в силу ограниченности же свойств этой среды передача какой-либо информации быстрее скорости света невозможна. Поэтому и нужен этой традиционный канал связи.

Исходя из признания факта наличия данной особой среды, чьи свойства не доступны для познания, чья изначальная форма представима в форме метрики, и может быть отражена только геометрически, в силу отсутствия орудия познания ее свойств, можно понять и обескураживающее многих отличие квантовой реальности от классической, которая становится классической только благодаря тому, что все процессы которыми мы образованы для нас не скрыты, и непосредственно доступны через взаимодействие с инструментом, то есть прозрачны, и потому не требуют гадания на квантовой гуще. Так же становится понятным эффект усиления, когда мы можем получать сведения о состоянии квантового объекта посредством приборов. Дело в том, что именно благодаря “прозрачности” всего происходящего для нас как универсального инструмента на нашем уровне, поскольку мы часть этого уровня (хотя и часть следующего тоже, но поскольку мы находимся внутри его, то у нас нет возможности видеть себя, и потому для нас его физика так же не существует, как и физика предыдущего уровня), и возможна процедура усиления действия квантовых объектов, как процесс последовательного перевода производимого действия на уровень чувствительности прибора (включая как его часть человеческие органы чувств) а также и приближение самого прибора к объекту (вакуумная линза).

Как можно видеть из всего выше сказанного, Игры разума не имеют ничего общего с философией, и тем более с наукой. Поэтому вместо таких игр следует предложить как альтернативу, процедуру постоянного взаимодействия ученых и философов, поскольку без знания всеобщих или частных закономерностей существования объектов не построить правильной научной картины Мира. Поэтому можно поддержать М.Б. Менского за его желание начать такой диалог, пусть хотя бы и внутри собственного сознания.

Автор: Игорь Михайлович Крылов

Контакт: Igor_kryl@mail.ru

По материалам сайта sciteclibrary.ru


Другие статьи по теме:
 КОСМОНООЛОГИЯ
 Круг научных интересов преподавателей и сотрудников кафедры Автоматизированных систем управления
 ДВЕНАДЦАТЬ ЗЕРЕН ЕРЕСИ? ИЛИ РАЗВИТИЯ?
 ВРЕМЯ И ХРОНОМЕТРИКА
 Задачи исследования в научной работе

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Популярные услуги:

  • Ранжирование проектов в России и за рубежом

    Содействие в участии в зарубежных выставыках и конференциях: от подачи завки и подготовки рекламного материала до самого проведения. Подбор кадров для представительств зарубежных компаний и организаций.

    К услуге

  • Продвижение Ваших проектов и помощь бизнесу

    Любые Ваши коммерческие идеи мы превратим в логически законченный, наглядно оформленный документ (бизнес-план), который можно преподнести инвесторам и партнерам..

    К услуге

Подпишитесь на новости:

И на вашу почту всегда будут приходить только самые интересные и отбрные новости нашего проекта.

подписка:

* В данный момент новости возможно получать только по каналу RSS

НАВЕРХ